Алкоголизм как фактор преступности?

Алкоголизм и преступность. Преступления в алкогольном опьянении

Алкоголь и преступность — обширная, можно сказать даже неисчерпаемая тема, поэтому мы не претендуем на полное освещение этого сложного, устоявшегося и всегда актуального явления. Мы ограничимся кратким, ознакомительным обзором темы «Пьянство и алкоголизм, их взаимосвязь с преступностью».

Пьянство всегда разъедало и подтачивало жизненные силы людей и даже целых государств. Алкоголизм, словно раковая опухоль, начинает понемногу разрастаться внутри человека, часто вызывая стремительную деградацию личности.

Алкоголизм как заразная социальная болезнь

Ученые давно установили тот факт, что и хорошие, и плохие эмоции обладают странным эффектом. Например, в комнате сидят два человека, у них хорошее настроение, они ведут приятную беседу; в эту комнату заходит третий человек, у него подавленное душевное состояние, и это хорошо заметно другим, он садится рядом, и через некоторое время у двух собеседников портится настроение. Произошло эмоциональное заражение.

То же происходит и с пьянством

Особо активные и общительные алкоголики, обладающие обаянием и даром убеждения, втягивают в пьянство многих своих знакомых и даже незнакомых людей. То есть при контакте происходит социальное и психологическое заражение пьянством, наподобие заразной болезни (например, гриппа). Все мы влияем друг на друга в той или иной степени тем или иным образом, но свободу воли еще никто не отменял, и каждый выбирает сам с кем и как общаться.

Пьянство и алкоголизм, их взаимосвязь с преступностью

Немного статистики

В 1993 г. 42 % преступлений были совершены в состоянии алкогольного опьянения. В 1994-1995 гг. показатели улучшились, 25 % преступлений были совершены в состоянии опьянения. В 1996 г. количество преступников, нарушивших закон в состоянии опьянения, составило 37% от общего числа правонарушителей. В 1997-1998 годах около 32 % правонарушений были совершены в состоянии алкогольного опьянения.

Алкоголь, преступление — тюрьма

К сожалению, в последние годы ситуация не улучшилась и даже стала постепенно ухудшаться. По статистике, в России каждое третье преступление совершается взрослым в состоянии алкогольного опьянения, а каждое шестое — пьяным подростком.

Пьянство и преступность взаимосвязаны

Пьянство способствует увеличению преступности, а преступность способствует увеличению пьянства (алкоголизма). Количество преступлений, совершаемых в трезвом состоянии, выросло в 1,5 раза, число преступлений «по пьянке» — в 2 раза. Преступление совершается «по пьяни» за считанные минуты, а отвечать и сидеть приходится долгие годы.

Печальная статистика алкогольной преступности

84% (!) бытовых преступлений совершается в состоянии алкогольного опьянения! Многие из которых поражают своей жестокостью и абсурдностью. Часто протрезвевший преступник ни себе самому, ни следствию не может объяснить причины и мотивы, подтолкнувшие его к совершению преступного деяния.

Наркологи и психиатры бьют тревогу

В России около 75% самоубийств совершается в состоянии алкогольного опьянения! И далеко не все самоубийцы страдали алкоголизмом. Нередко к суициду подталкивает опасное сочетание тяжелой депрессии с алкогольным опьянением.

Алкогольные напитки воздействуют на общее состояние и психику человека

Чем сильнее степень опьянения, тем сильнее алкоголь поражает сознание и волю, с помощью которых человек контролирует свое поведение. Некоторые люди в состоянии тяжелого опьянения полностью утрачивают над собой контроль, совершают жестокие преступления и потом оправдывают себя тем, что они «ничего не соображали». Но обычно опьянение наступает постепенно, и человек прекрасно понимает, что, употребляя спиртное, он добровольно доводит себя до неадекватного, а иногда невменяемого состояния.

В отличие от патологического опьянения при обычном опьянении, восприятие окружающей действительности искажается только отчасти. Обычное легкое опьянение нарушает психическую деятельность лишь отчасти и временно. То есть, хотя пьяный человек хуже контролирует свое поведение, у него сохраняется критика своих действий и устойчивый контакт с окружающим миром и все его поступки имеют конкретный мотив.

Неослабевающие пьянство и алкоголизм значительно усугубляют криминогенную обстановку в обществе. Пьянство и алкоголизм дают львиную долю бытовой и уличной преступности, что делает наши города и деревни опасными для здоровья и жизни граждан.

Бед много, причина — одна

В состоянии алкогольного опьянения совершается немалая доля таких тяжких преступлений, как умышленные убийства и покушения на убийство, причинение тяжких телесных повреждений, изнасилования и покушения на изнасилование, разбои, грабежи, кражи, поджоги.

Еще немного статистики

По данным полицейской статистики, 4 из 5. умышленных убийств и телесных повреждений, 3 из 4. изнасилований, 7 из 10. хулиганств совершаются именно в состоянии алкогольного опьянения. Например, в 1995 году было совершено 170 567 хулиганств, из них 119 136 — лицами в состоянии алкогольного опьянения.

Многие исследования ясно и однозначно показывают, что увеличение потребления спиртных напитков всегда провоцирует рост преступности, особенно тяжких преступлений, таких как убийства, изнасилования, разбой, нанесение тяжких телесных повреждений, грабежей и вандализма.

По признанию врачей, работников скорой помощи, полицейских, пожарных, сотрудников МЧС, праздничные дни для них самые тяжелые, напряженные и мрачные, так как именно в это время им приходится работать на все «120%».

Предложения и услуги, описанные на сайте Нарколог-24.ру (https://narkolog-24.ru/) носят информационный характер и не являются публичной офертой.

Алкоголизм и наркотизм

Алкоголизм и наркотизм целесообразно рассмотреть вместе, поскольку, во-первых, во многом схожи порождающие их причины и, во-вторых, аналогичны механизмы их воздействия на преступное поведение и преступность в целом. Здесь имеется в виду не наркомания, а наркотизм, т.е. не медицинские, а социальные, точнее, криминологические аспекты потребления наркотиков. Точно так же в алкоголизме следует акцентировать внимание не на медицинских, а криминологических проблемах. Медицинские аспекты алкоголизма и наркомании изучает наркология.

Вместе с тем алкоголизм — заболевание, нарастающее, характеризующееся патологическим влечением к спиртным напиткам, развитием абстинентного (похмельного) синдрома при прекращении употребления алкоголя, а в запущенных случаях — стойкими соматическими, неврологическими расстройствами и психической деградацией. Алкоголизм формируется постепенно в связи с продолжительным злоупотреблением спиртными напитками, всегда приводящим к нарушению норм поведения.

Давно известна связь алкоголизма с преступностью: опьянение ослабляет, а часто и снимает собственный контроль над поведением, поэтому большинство насильственных преступлений совершаются в состоянии опьянения; алкоголизация приводит к деградации личности, ее измельчанию, утере высших ценностей, примитивизации потребностей; следствием алкоголизации является также отчуждение от нормальной среды, отход от общественно полезного общения, часто разрыв с семьей и трудовым коллективом; алкоголики обычно нигде не работают, а для того чтобы добыть средства для покупки спиртных напитков, совершают имущественные преступления, как правило, не представляющие большой общественной опасности. За последние 10 лет незаконным оборотом спиртных напитков активно занимается организованная преступность.

Практически то же самое можно сказать о криминогенном влиянии наркомании на преступность.

За период с 1992 по 2001 г. Россия потеряла около миллиона человек по причинам, связанным с пьянством и алкоголизмом. Возросло число заболевших алкоголизмом, оно составляет 2,5 млн человек, а по оценке экспертов их вдвое больше. При росте потребления алкоголя в 1,5 раза количество преступлений, совершенных в состоянии опьянения, выросло с 334 700 в 1990 г. до 491 656 в 2001 г. (удельный вес — 23,1%).

Согласно концепции И. В. Стрельчука, существует три стадии этого заболевания.

Первая стадия: первичное патологическое влечение к алкоголю, снижение количественного контроля и рост толерантности (устойчивости) к алкоголю. Для этой стадии характерны агрессивные преступления, в том числе сексуальные.

Вторая стадия: утяжеление прежних симптомов, появление абстинентного синдрома, запоев, заострение преморбидных (доболезненных) черт личности. При опьянении появляются раздражительность, гневливость по ничтожному поводу, острое недовольство. Агрессивные действия часто направлены против близких, из числа сексуальных преступлений больше встречаются изнасилования.

Третья стадия: названные явления еще более утяжеляются. Патологическое влечение к алкоголю становится неудержимым, допускаются любые средства его получения. Наступает полная деградация личности. Для этой стадии характерны мелкие кражи, из числа сексуальных правонарушений — развратные действия, а также пассивное мужеложство, причем пассивные гомосексуалисты нередко занимаются проституцией. У такого алкоголика меняется вся мотивация поведения и образа жизни, влечение к алкоголю становится ведущей потребностью.

В ходе исследования алкоголиков-преступников, проведенного в 1990-х гг. разделяли последних на три группы.

Представители первой характеризуются пассивностью, низким уровнем агрессивности, а также эмотивностью, т.е. повышенной чувствительностью к внешним воздействиям, ранимостью, постоянным ощущением своей незащищенности. Это люди, стремящиеся быть опекаемыми, зависимыми от сильной личности. Если у них нет «руководителей», то они просто «плывут по течению» и самостоятельно не способны к длительным целенаправленным усилиям, в том числе преступным.

Те, кто составляет вторую группу, отличаются высокой активностью, выраженностью защитных механизмов, отсутствием анализа своего поведения, возникшие побуждения сразу реализуются в поступках. Для таких правонарушителей типичны выраженные влечения к аффективным переживаниям, стремление к риску, острым ощущениям и т.д. и в то же время высокая самооценка, тенденция быть в центре внимания. Такие люди, как правило, не имеют серьезной жизненной позиции, эмоционально незрелы, суждения их поверхностны.

Если в результате совершения правонарушения у людей описываемого типа возникают конфликты с окружающими, у них наблюдается реакция ухода от них, отчуждение. Представители данной группы составляют большинство среди преступников-алкоголиков.

Лицам из третьей группы свойственны повышенная тревожность, неуверенность в себе, нерешительность, чрезмерный контроль своих действий, повышенное чувство вины, болезненные переживания по поводу своих ошибок и неудач. Для них типичны заниженные оценки своих возможностей, невысокий общий тонус, из-за чего постоянно находятся в состоянии внутреннего напряжения и неудовлетворенности.

Алкоголизм является одним из основных интегрирующих факторов того типа преступников, который может быть назван асоциальным. Их преступное поведение отличается пассивностью и не является результатом продуманных решений, осмысленных, зрелых взглядов, ясной позицией; они чаще пользуются благоприятными ситуациями для совершения преступлений, чем сами создают их. Они склонны «плыть по течению», их поведению свойственно неумение найти правильный выход из создавшихся обстоятельств. Образ жизни таких алкоголиков-преступников обычно состоит в длительном ведении антиобщественного, паразитического, нередко бездомного существования. Для них характерны низкий культурный, образовательный и профессионально-квалифицированный уровень. Они безынициативны и инертны, безразличны к себе и окружающим; порицая свой образ жизни, они тем не менее не находят в себе силы изменить его, поскольку нестойки в стремлениях и непостоянны в делах.

Правонарушители-алкоголики, утратившие нормальные семейные и трудовые связи, находят признание и поддержку в неформальных группах себе подобных, которые становятся важнейшей сферой их социального общения. В таких группах они находят признание, поддержку и защиту. Вне таких групп алкоголики чувствуют дискомфорт, раздражаются по пустякам, не знают, куда себя деть, чем заняться. В этих компаниях процветает «алкогольный» юмор.

Многое из того, что было сказано о криминальной роли алкоголизма и личности преступника-алкоголика, относимо и к криминогенной роли наркотизма и личности преступника-наркомана. Между тем здесь имеются в виду не преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, и не преступники, осуществляющие такой оборот, а те, кто потребляет наркотики, сами наркоманы-преступники, роль наркотиков в совершении ими преступлений.

По данным Минздравсоцразвития России, на учете в наркологических учреждениях состоит около полумиллиона наркоманов.

В истории России можно выделить три периода вспышки наркомании.

  • 1. Первые годы XX в., когда наркотики потребляли в основном представители привилегированных классов, затем больше деклассированные элементы.
  • 2. С середины 1950-х до конца 1960-х гг.
  • 3. С начала 1990-х гг. по настоящее время.

Видно, что данные вспышки совпадают с наиболее драматическими моментами истории России. Это позволяет сформулировать некий вывод, может быть, даже и предварительный, что рост наркомании и наркотизма обычно есть следствие той напряженности, той тревожности, которая активно начинает функционировать в обществе.

Сложность наркотической ситуации в России может быть обрисована и на такой модели. Общественную опасность наркомании и наркотизма можно видеть, во-первых, в том, что это угрожает непосредственно жизни и здоровью населения, и во-вторых, в связи с незаконным оборотом наркотиков существуют люди, нуждающиеся в них и для этого прибегающие к совершению преступлений, увеличивая число совершаемых преступлений. Если даже снижаются в какие-то периоды преступления, связанные с наркотиками, не нужно в этом случае успокаиваться, поскольку здесь действует жесткая закономерность: количество зафиксированных преступлений, связанных с наркотиками, зависит от активности правоохранительных органов. И чем эта активность ниже, тем меньше таких случаев. Поэтому и это нас не должно успокаивать, точно так же как и не должно успокаивать снижение, если оно наблюдается, случаев взяточничества, поскольку ни один взяточник не придет и не донесет сам на себя.

В каждом обществе, в каждой культуре алкоголизм может достигать только определенного уровня. Выше этого уровня он никогда не пойдет. В качестве примера можно привести такой исторический факт. Когда японцы завоевали Восточный Китай, они максимально насаждали там наркоманию для того, чтобы таким образом уничтожить коренное население. За то, что наркоман-китаец снижал долю потребляемого им наркотика, он подвергался наказанию. И тем не менее даже этим путем они не смогли добиться, чтобы превзойти какой-то уровень потребления наркотиков.

Помня об этом, следует более пристально остановиться на тех причинах, которые порождают наркоманию и наркотизм. Есть разные факторы, которые способствуют или порождают эти явления. Можно говорить о том, что в России плохо организована борьба с организованной преступностью; можно говорить о том, что преступность сама диктует правила, ситуацию. Конечно, в России очень плохо выявляются наркоманы и еще хуже их лечат. Но эти причины в одной стране более, в другой — менее актуальны. И наверное, в связи с этим возникает вопрос, почему же люди вообще с начала своей истории потребляют наркотики. Думается, что это самый сложный вопрос, хотя, казалось бы, и сугубо теоретический, но имеющий очень большое практическое значение. Наркотики — в первую очередь потребность человеческой природы, она связана с тем, что человек хочет выйти за рамки своего повседневного существования с помощью наркотических веществ, его психология нс выдерживает того, что он находится в данной повседневности. Это выражается в наркомании и алкоголизации населения и отдельных людей. В Средние века люди находили такой выход за рамки повседневности и другим путем: в бесконечных танцах или очень громкой музыке, которая оглушала и действовала подобно наркотикам. Опьянение играло ту же роль.

Из этого следует, что чем выше напряженность в обществе, чем выше тревожность людей, тем больше у нас будет наркоманов; и не забывая о причинах, связанных с недостатками бдительности правоохранительных органов и органов здравоохранения, их организации, а также активности организованной преступности, тем не менее об этом надо помнить прежде всего.

Для достижения успеха в борьбе с этими антиобщественными явлениями необходимо первым делом добиться повышения уровня жизни населения и таким образом снижения их тревожности и напряженности.

Алкоголизм как фактор преступности?

Тесная взаимосвязь между алкоголизмом и преступностью неоспорима. В данном случае речь идет не. только о количественных взаимосвязях указанных социальных явлений или корелляционной и функциональной (статистической) зависимости. Они находятся между собой также в причинноследственной, взаимообусловливающей связи. Неумеренное употребление спиртных напитков — причина многих правонарушений. Имеются даже преступные деяния, совершение которых порождается временными изменениями психики субъекта под влиянием алкогольного опьянения. На почве алкоголизма может появиться устойчивое изменение личности и развитие ее антиобщественной установки, что опять-таки влечет за собой преступные деяния. Алкоголизм обусловливает рост преступности также косвенно, отрицательно влияя на окружающих или являясь средством, облегчающим совершение преступлений.

Основной причиной многих преступлений является наличие у части граждан индивидуалистических взглядов и установок, т. е. пережитков прошлого в сознании, которые получают реализацию в преступных посягательствах при определенных (объективных и субъективных) условиях и обстоятельствах 67 .

Преступление,— как пишет В. К. Звирбуль,— всегда результат определенного формирования личности и ее взаимодействия с конкретной ситуацией. Причем причинную основу преступности и преступлений составляют определенные социально-психологические детерминанты, т. е. те или иные традиции, нравы, взгляды, привычки, которые, образуя обязательный и ведущий компонент механизма совершения конкретных преступлений, обусловливают существование преступности. А в социалистическом обществе — это те негативные явления (дефекты) в сфере общественного и индивидуального сознания, которые противоречат идеологии и правосознанию социалистического общества: антиобщественные традиции, нравы, взгляды, привычки людей 68 .

Рассматривая роль алкоголизма как причины преступности, следует различать его криминопровоцирующее и криминогенное значения. Под криминопровоцирующим значением алкоголизма имеются в виду его свойства вызывать острое опьянение и тем самым объективировать, выявлять вовне антиобщественные установки, намерения или желания лица либо облегчать совершение преступлений. Это имеет место: во-первых, когда под влиянием алкоголя на психику лицо приобретает волевую решимость и в пьяном состоянии совершает явно соответствующее его антиобщественной установке преступное деяние, которое оно в трезвом виде смутно желало совершить, но решимости его выполнить у него не доставало; во-вторых, когда алкоголь употребляется намеренно для совершения задуманного преступного деяния; в-третьих, когда преступник использует беспомощное состояние опьяневшей жертвы или применяет алкоголь для спаивания соучастника или жертвы преступления.

Значение алкоголя как причины преступного поведения в таких случаях чисто внешнее (объективное). Ведь в психологической (субъективной) основе подобных преступных деяний лежат антиобщественные установки, мотивы поведения субъекта. Действие алкоголя (т. е. опьянение), — как указывал В. И. Курляндский,— является «как бы катализатором, способным ускорить реализацию главной причины (пережитков прошлого в сознании. — Б. Б. ) и облегчить осуществление преступного намерения» 69 .

Основное криминопровоцирующее свойство алкоголя не связано с формированием субъективной психологической основы преступного поведения — антиобщественной установки, тенденции субъекта и мотивов его действия. Правы в этом смысле те исследователи, которые считают, что алкоголь ничего нового не вносит в поведение лица, совершающего преступления на почве опьянения. Известный советский общественный и государственный деятель А. В. Луначарский в докладе «Упадочное настроение среди молодежи (есенинщина)», прочитанном на секции литературы и искусства Коммунистической академии 13 февраля 1927 г., указывал: «Неверно то утверждение, будто корнем тех или иных социальных явлений является водка. Это неверно. А вот если злой корень поливать водкой, то он дает хорошие ростки» 70 .

Подобного взгляда на психологию преступлений, совершаемых в состоянии опьянения, в частности хулиганства, придерживаются Н. С. Лейкина и Д. И. Киларджишвили. Н. С. Лейкина пишет, что «усиление под действием алкоголя двигательных импульсов и аффективных разрядов с одновременным ослаблением деятельности высших регулирующих и контролирующих центров может явиться поводом для хулиганских действий, может облегчить совершение их, но не является источником их» 71 . Д. И. Киларджишвили подчеркивает, что «нельзя никак отрицать прямую зависимость хулиганства от пьянства». «Пьянство,— пишет он,— приводит социально неустойчивые, дезорганизованные элементы общества в такое состояние, при котором потенциальные возможности хулиганства получают действенную, кинетическую форму выражения» 72 .

Эту точку зрения на второстепенное значение алкоголя в природе преступлений, совершаемых в состоянии опьянения, наиболее полно развил и подробно обосновал А. Б. Сахаров. Он, не оспаривая отрицательного воздействия алкоголя на любого человека, указывает, что не каждый ведет себя в состоянии опьянения вопреки требованиям социалистической морали и советского правопорядка, что даже в этом состоянии человек не сделает того, что совершенно чуждо его натуре. Далее А. Б. Сахаров заключает: «Следовательно, то, что иногда в поведении пьяного кажется неожиданным и случайным, в действительности является, как правило, результатом расторможенной вследствие опьянения антиобщественной сущности субъекта, в большей или меньшей степени скрытой до этого» 73 .

Эти выводы криминалистов полностью подтверждаются данными клинической и судебной психиатрии, в частности известными советскими исследователями алкоголизма И. В. Стрельчуком, А. М. Халецким и др., тщательно изучавшими клинику алкогольного опьянения. И. В. Стрельчук пишет, что обычно в состоянии опьянения выявляются и заостряются индивидуальные черты характера: люди веселые — громко говорят, острят, поют, пляшут, грустные — впадают в еще большую грусть, плачут, раскаиваются в чем-то, просят у всех извинения. Раздражительные, несдержанные, грубые становятся еще более грубыми и циничными, придирчивыми, склонными к аффективному возбуждению и агрессии. Отдельные лица, несмотря на тяжесть опьянения, сохраняют полный контроль за своим поведением и внешне ведут себя правильно 74 .

В состоянии опьянения, замечает А. М. Халецкий, руководящим моментом является социально, а не биологически обусловленное поведение. Решающее значение в действиях опьяневшего имеют степень культурности, воспитание, умение себя держать и, главное, желание себя сдерживать 75 .

Когда пьянство составляет основу мотивов преступления или служит причиной допущенного преступного бездействия или неосторожности, следует говорить о криминогенном значении алкоголизма.

В основе мотивов преступления всегда лежат те или иные антиобщественные установки, тенденции личности. Систематическое злоупотребление алкоголем, переросшее в хронический алкоголизм, как указано выше, зачастую приводит к устойчивым изменениям личности и нередко является причиной формирования таких антиобщественных установок, проявляя которые нельзя не вступить в конфликт с уголовным законом. Влияние алкоголизма и лиц, злоупотребляющих алкоголем, на окружающих, в том числе на молодежь, также может формировать у некоторых людей антиобщественные установки, приводящие к преступным проявлениям.

Что касается преступного бездействия и неосторожного действия, допущенных в состоянии опьянения, они зачастую являются результатом временного изменения обычной установки личности или снижения ее активности на алкогольной почве.

Во всех указанных выше случаях алкоголизм выступает в качестве фактора образования антиобщественных установок, основой мотивов преступного поведения. Конечно, при этом не следует упускать из виду, что само употребление данным лицом первой рюмки алкоголя было вызвано влиянием на него пережитков прошлого в сознании и быту (традиций, обычаев выпивок и т. п.). Следовательно, и в этих случаях пережитки прошлого явились исходной причиной, основой тех конкретных антиобщественных установок, которые предопределили преступное поведение субъекта 76 . И бытовой пьяница, желающий добыть средства на алкоголь и посягающий на социалистическую собственность, и алкоголик, из-за ревности совершающий преступление против личности, и водитель автомобиля, допускающий на почве опьянения наезд на пешехода, и многие другие начали с первой рюмки, которую, разумеется, вылили под влиянием указанных пережитков прошлого. Но во всех этих случаях непосредственно обусловили преступление, легли в основу мотивов его совершения антиобщественные установки лица, которые выработаны им в процессе и в результате злоупотребления алкоголем. Именно в этом смысле не подлежит сомнению криминогенное значение алкоголизма.

Советская криминология, изучая факторы, порождающие преступность, различает: причины преступности (наличие пережитков прошлого в сознании и поведении людей); условия, способствующие совершению преступлений (недостатки в материальном обеспечении и культурном обслуживании людей, в их воспитании), и обстоятельства совершения преступлений (конкретная ситуация совершения преступления).

Провоцирующее преступление действие алкоголя (криминопровоцирующее значение алкоголизма), в свою очередь, может выступать в одних случаях как условие, способствующее совершению преступления, в других — как обстоятельство, конкретная ситуация его совершения. Когда под растормаживающим влиянием алкоголя на психику лицо приобретает волевую решимость и в пьяном состоянии совершает преступное деяние, отвечающее его антиобщественной установке, а также когда субъект намеренно употребляет спиртные напитки, чтобы решиться совершить ранее задуманное преступление, можно говорить о значении алкоголя как обстоятельстве, ситуации совершения преступления.

Когда же преступник использует беспомощное состояние опьяневшей жертвы или специально спаивает соучастника или жертву преступления, а также когда алкоголизм и обусловленный им повышенный спрос на спиртные напитки приводит к различным преступным промыслам (самогоноварение, шинкарство и т. п.), может идти речь о значении алкоголизма как условия, способствующего совершению преступления.

Криминогенное значение алкоголизма можно рассматривать как непосредственную (основную и ближайшую) причину совершенного деяния. Причиной хищения или воровства, совершаемого алкоголиком, как правило, является нужда в средствах на приобретение алкоголя или общее материальное затруднение, вызванное неумеренными расходами на спиртные напитки. Как видно, и в первом и во втором случаях страсть к алкоголю приводит это лицо на путь преступления, порождает у него мотивы (нередко и его волевое решение). В основе совершаемых алкоголиками преступлений, обоснованных ревностью, а также различных половых преступлений лежат болезненные изменения чувств и представлений или алкогольное нарушение половой активности и т. д.

Наконец, различные преступления против общественной безопасности, совершаемые на почве опьянения, часто обусловлены парализующим действием алкоголя на организм.

Иногда криминогенное значение алкоголизма может получить реализацию не только как основная причина, но и как условие, способствовавшее совершению преступлений. Таким условием, например, является влияние алкоголизма на молодежь, которое формирует отрицательные личностные свойства 77 .

Следовательно, алкоголизм играет роль самостоятельного фактора преступности. Причем он не всегда является только объективным (внешним, провоцирующим) обстоятельством, влияющим на проявление антиобщественных взглядов и побуждений в преступном посягательстве, а очень часто выступает как субъективный (психологический) фактор преступности, формирующий антисоциальные свойства личности.

Советская криминологическая наука подразделяет различные причины, условия, обстоятельства совершения преступления на объективные и субъективные 78 . Алкоголизм выступает в одних случаях как объективный, в других — как субъективный фактор преступности. Когда он обусловливает преступление, выступая как случайное, чуждое (объективное, внешнее) для личных (субъективных) свойств данного субъекта явление, его можно рассматривать как объективный фактор. Субъективным же фактором он является тогда, когда установка на алкоголь (тяга к алкоголю) укоренилась в психологии личности настолько, что уже играет определяющую роль во всем поведении лица, стала одной из черт его индивидуальности, субъективным свойством.